Шабаш тестов и прочей лобуды
приветствую в моем мире
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Шабаш тестов и прочей лобуды > Записи друзей


Записи все / пользователей / сообществ
кратко / подробно
пятница, 16 ноября 2018 г.
Тест: Моя одержимость [Vampire... ТвОЯ бЕсТиЯ 09:08:46
­Тест: Моя одержимость [Vampire Knight]
birdie


­­


Ты смотришь на него ясными глазами из под ресниц, а после уходишь, точно эта игра в кошки мышки, заставляя Ридо следовать за тобой, пробираясь сквозь уступающую ему путь толпу. Они кланяются, выглядят слащаво, пытаясь добиться его расположения, когда твое сердце бьется как птенчик, а дыхание становиться слишком прерывистым.
На похороны твоего отца он даже не соизволил надеть траурный наряд.
Закрываешь за собой дверь черного выхода, входя в парадные ворота поистине королевского поместья, поджимая губы. Туфли натерли и жмут. Острый слух улавливает говоры людей.
- Тебе не комфортно? – рядом с тобой появляется тот, от которого ты бежала, смотря сверху вниз со ступеней, ведущих на второй этаж в спальни, словно говоря тебе, что ты ничтожество, не стоящее его даже взгляда.
- Это из-за того, что я не знала, что вы мой родственник. Знаете, узнавать это от кого-то неприятно.
Ридо взглядом тебя пожирает на самом-то деле, запахом пряных трав упивается, от чего крылья его носа трепещут, словно бы от злости, а в глазах блеск разъяренный появляется. Он давно идеей забрать тебя себе одержим, что сознание меркнет, так как ты такая же – неудержимая, вскормленная его кровью с рождения. Ты такая же, как и он.
Поднимаешься уверенно, прямо спину держа, как подобает вампиру высокого и достопочтенного рода, взглядом по нему мажешь, а после в комнате своей прячешься, пытаясь скрыться от раздражающих мыслей других, когда же Ридо – как сломанное радио. От него ничего не слышно, от этого плохо и страшно вдвойне, ведь он у вас погостить остается…
… Мелодия льется из под клавиш старого фортепьяно, в голову рой мыслей лезет. Крови хочется, жажда слепая горло царапает – дом пропах кровью убитых гостей, пришедших на свою погибель дать присягу верности одному из рода Куран. Воздух слишком сладкий, пряный и похож на терпкий имбирный мед, который собирала домработница на пасеке у одного знакомого пчеловода к чаю с лимоном.
Костяшки медленно розовеют, ты напрягаешься, ощущая темное мрачное присутствие молчаливого гостя, который рядом садиться, сбивая весь настрой песни. Он начинает играть совсем другую мелодию, твоих пальцев касается, властно сжимая, от чего по телу мурашки проходят непрошеные, а в сердце, словно колючка впивается – дышать тяжелее становится.
Его чувства ощущаются словно бы свои собственные. Он – мерзок, пропах гнилью насквозь, властен, хотя где-то там глубоко в его подсознании хорошо запрятанное от твоих глаз желание овладеть тобой в нем теплится, когда же ты – ничто. Хрупкая девушка, пусть и чистокровная, но с минимум способностей, чувствующая его прикосновения на своей коже, не способная даже сделать ничего, ведь ты одна. Совершенно одна. В этом доме никого, только черный пушистый кот, развалившийся на теплой перине в твоей комнате.
В горле пересыхает, ты оказываешься полностью прижатой к его телу. Его брюки грубы, кожу нежную на бедрах под платьем натирают, когда же руки его мягки и как-то по девичьи нежны и музыкальны. Подстраиваешься под его темп, переняв на себя другую сторону с более нежными и звонкими клавишами, чувствуя, как его губы к шее прикасаются, а после клыки в шею впиваются в надежде утолить любовный голод, руки властные талию сжимают, к чувствительной коже бедер спускаются, от чего клавиши старого инструмента обиженно звякают. Помещение наполняет тишина, расползаясь по всей округе.
Непроизвольно поджимаешь ноги, чувствуя невероятное пьянящее ощущение, его кисти рук хватаешь, выдыхая застоявшийся в легких воздух.
Твоя кровь для него услада, как и сбившееся дыхание, ведь это его заслуга. Ему ровным счетом все равно, что ты почти дочь его по возрасту – кровосмешение нормально для чистокровных, правда, ведь?
Ему ведь можно заявить свои права на тебя, такую непорочную, такую чистую, но такую похожую на него самого.
- Ты моя, понятно? – ставит Ридо тебя перед фактом, отрываясь от ранки, поворачивая твою голову к себе за подбородок, когда же ты киваешь, увлеченная им безвольно в грубый страстный поцелуй, наполненный его солоноватой кровью и твоей, хотя ты и не так проста, пусть может быть ты чуть-чуть и влюблена в его руки и губы.
С легким причмокиванием он отстраняется, оставляя кровавую ниточку слюны между вашими губами.
Смотришь, ищешь, пытаешься найти то, чтобы тебя зацепило в этом взгляде и находишь, когда Куран губы облизывает, разрывая тонкую связь.
У тебя губы алые: кровью и слюной запачканные, припухлые и покусанные, немного шероховатые. Сердце бьется от понимания, что бежать некуда.
- У меня есть подарок для тебя… - твой голос даже для тебя звучит отдаленно, словно под толщей воды. С ним ты непроизвольно меняешься – странные наклонности появляются, давая о себе знать. Хочется одарить его за такую милостыню как его кровь, оказавшуюся знакомой с самого детства. Вкус полыни..
Лежащий рядом с вазой цветов на крышке пианино карандаш слишком влечет к себе. Втыкаешь его ему в плечо в качестве подарка.
Ридо шипит, крепче сжимает руки, перемещенные на талию, чувствуя, как острый грифель в плоть входит, но не отпускает, смотря удивленно и даже довольно, когда же кровь рубашку пачкает и твои руки, которые ты облизываешь в попытке не упустить ни одной капли живительной влаги, чувствуя несоразмерное удовольствие, ибо ты в рану свой «подарок» еще больше вгоняешь.
- Милый подарочек, (Ваше имя). – он скалится, когда же ты из рук его выворачиваешься, в саду скрываясь за ближайшими деревьями, пачкая кору сосны свежей кровью чистокровного, понимая, что обратной дороги нет, когда тот с рыком карандаш вырывает, вставая с лавки, обитой черной кожей, пропитавшейся запахом крови.
- (Ваше имя), - раздраженного и гневно говорит он, почти кричит для твоего слуха, но вместе с этими чувствами ты ощущаешь восторг в его сбитых нотах, - Иди сюда, негодная девчонка, пока я тебя не нашел!
- Птичка попала в клетку. Птичка, бедная моя птичка, - ты поешь, смотря на собирающиеся в небе грозовые тучи, после переводя взгляд на стоящего перед тобой Ридо, чей глаз цвета вина блестит, отражая суть голубого - так иди же сюда, дорогая, я выдерну все твои перышки.

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1123-052.html
четверг, 15 ноября 2018 г.
Тест: Меч при жизни любил… [Touken Ranbu] Идзуми-но-ками Канэсада... ТвОЯ бЕсТиЯ 16:07:50
­Тест: Меч при жизни любил… [Touken Ranbu]
Идзуми-но-ками Канэсада


Royksopp – Only This Moment


­­


Deep down inside I know our love will die


– Ещё немного, госпожа. Мы почти на месте.
Под копытами лошадей, качающих головами в такт шагу, глухо хрустит хвоя, наполняя воздух своим стойким смолистым запахом.
Едва мягкая поступь сменяется звонким цоканьем, как ты вздрагиваешь и оглядываешься по сторонам: Идзуми-но-ками вывел вас на утёс, и на тысячи ри вперёд перед вами простирается дымчато-синее море. Натянув поводья, ты с опаской заглядываешь в пропасть: внизу рокочут и накатываются валами свинцовые волны, белёсая пена лижет крутые скалы, и от высоты у тебя захватывает дух.
Идзуми-но-ками ловко соскакивает с лошади и берёт её под уздцы, однако ты почему-то всё не слезаешь с седла.
– Я помогу вам спуститься. – Он подаёт тебе руку, замечая, что тебе сложно перебросить ногу через круп.
– Благодарю.
Нога вдруг выскальзывает из стремени, и ты, потеряв точку опоры, летишь вниз; Идзуми-но-ками вовремя подхватывает тебя, но сам оседает под тяжестью веса, увлекая тебя за собой.
Заточенные шквалистыми ветрами, каменные плиты остры и холодны, однако падать тебе совсем не больно: Идзуми-но-ками вовремя плотно прижимает тебя к себе, и ваши лица замирают всего в паре сантиметров друг от друга. Шатен широко распахивает свои сапфировые глаза, и ты, словно зачарованная, невольно всматриваешься в причудливый узор на радужке.
– Прости, – наконец извиняешься ты и начинаешь выпутываться из объятий.
Поднявшись на ноги, ты тут же отворачиваешься и принимаешься стряхивать с походного платья налипшие травинки и земляные комья; Идзуми-но-ками смущённо кашляет в кулак и лёгкими хлопками по бокам отправляет лошадей на место стоянки, устремляя свой взор к горизонту.
– Смотрите: солнце садится.
Зеркальная гладь моря сверкает, словно кисея; у побережья курятся солеварни. Низкие облака лениво переваливаются друг через друга, и закатное солнце изнутри поджигает их золотом – золото отражается в твоих глазах, и Идзуми-но-ками чудится, будто они сами излучают мягкий свет.
– Как красиво, – вздыхаешь ты, совсем не замечая на себе влюблённого взгляда, и по верхушкам вековых сосен, вторя тебе, шелестит прохладный ветер.
– Во время предыдущей вылазки мне показалось, что вам может понравиться это место.
– Оно чудесное, – искренняя улыбка трогает твои губы, – мне бы хотелось, чтобы оно стало нашим.
Ты тепло смотришь на Идзуми-но-ками, и его сердце пропускает удар.
За вашими спинами вдруг раздаётся свист, заставляя вас мгновенно напрячься и развернуться. Со стороны леса приближаются неизвестные, Идзуми-но-ками насчитывает шестерых. Он с лёгкостью одолел бы их, если бы ты только отдала приказ, подумалось ему.
– Зря я отослал лошадей. – В шёпоте Идзуми-но-ками проскальзывает горькое сожаление, когда вас берут в кольцо, отрезая путь к отступлению.
Наконец один из мужчин – по-видимому, вожак, – подаёт голос:
– Добром не поделитесь? – Он ехидно усмехается, подкидывая дубинку. – Или помочь?
– Мы просто путники. – Ты разводишь руками, как бы демонстрируя свою беззащитность. – У нас ничего нет.
– А торговцу рисом вы заплатили золотом. – Ухмыльнувшись, мужчина косится на мешочек с монетами, висящий на поясе у Идзуми-но-ками. – Да и одеты для обычных путников вы слишком хорошо.
«Разбойники? – Ты едва слышно сглатываешь. – Как я могла не заметить слежку?»
– А девчонка-то хороша, – замечает кто-то из толпы. – На рынке за таких обычно прилично отваливают.
Идзуми-но-ками сразу же ощетинивается, почувствовав, что волосы на голове встают дыбом, и вынимает свой меч из ножен.
– Хочешь драки, юнец?
Идзуми-но-ками не отвечает, лишь ошалело смотря перед собой. Любой, кто посягнул на честь его госпожи, достоин смерти. Любой, кто дерзнул оскорбить её, заслуживает быть лишённым жизни. Не может быть, чтобы эта шваль была той же породы, что Хидзиката и госпожа, думал Идзуми-но-ками.
– Обыщите их, – после непродолжительной паузы приказывает главарь. – Девку взять живой, а этого, – он брезгливо морщится в сторону Идзуми-но-ками, – сбросить в море.
Занеся меч для удара, Идзуми-но-ками порывается вперёд; ему тут же бросают в глаза песок – грязный, но действенный приём, – и Идзуми-но-ками совершает ошибку: зажмуривается. Выигранных секунд нападавшим хватает, чтобы выбить из рук Идзуми-но-ками меч вместе с ножнами и скрутить его руки за спиной.
– Ну и грива, – восхищённо говорит один, наматывая волосы на кулак, и с силой дёргает на себя, заставив Идзуми-но-ками запрокинуть голову, – прямо как у бабы.
Отвлёкшись на Идзуми-но-ками, ты лишь в последний момент замечаешь, что позволила себя окружить, и вытаскиваешь танто для самозащиты. Глупо и бессмысленно – пытаться противостоять в неравной схватке мужчинам, взращенным в рукопашных боях; секунда – и танто летит в пропасть, со свистом рассекая воздух, а тебя саму уже крепко хватают за руки. Из твоего рукава так неудачно выпадает устройство перемещения во времени и отправляется вслед за танто, со звоном отскакивая от скал и вызывая у тебя испуганный вскрик.
– Золотые часы! – Пропажа не остаётся незамеченной. – Они прячут у себя ценности!
Главарь багровеет и меняется в лице:
– Наглая лгунья! – Звук пощёчины звоном отдаётся у тебя в ушах, и ты виснешь на чужих руках, чувствуя, как левую щёку начинает неистово жечь.
Глухо рыча от душащего его гнева, Идзуми-но-ками что есть сил ударяет одного из держащих его мужчин по коленной чашечке, и тот ослабляет хватку. Этих секунд оказывается достаточно, чтобы Идзуми-но-ками освободил одну руку и выхватил чужой кинжал.
Шёлковые волосы под натяжением перерезаются так же легко, как креповая бумага, и каштановым водопадом обрушиваются на землю, освобождая Идзуми-но-ками.
В последний момент вырывая тебя из смертельной хватки, Идзуми-но-ками мощным ударом сапога отправляет одного из обидчиков прямиком в бездну; его пронзительный и всё более отдаляющийся крик слышится ещё какое-то время, пока не растворяется в гуле бушующего моря. Ещё один с бешеным воплем бросается на Идзуми-но-ками и тут же погибает, пронзённый кинжалом; холодная сталь дробит кости, рвёт внутренности, оставляя после себя кровавые всполохи.
– Идзуми-но-ками... Твои волосы... – Ты протягиваешь руку, чтобы дотронуться до неровно обрезанных прядей, но так и не решаешься сделать это.
– Не беспокойтесь обо мне, госпожа. Я защищу вас любой ценой.
Вас обступают, однако приближаться всё не решаются. Идзуми-но-ками достаёт из-за пазухи своё устройство перемещения во времени – те самые «золотые часы», стоившие уже двух жизней, – и вкладывает его тебе в руку:
– Возвращайтесь в цитадель, госпожа. Приглядывайте вместо меня за Хорикавой. – Он смотрит на тебя пристально, изучающе, будто в малейших деталях запоминает черты столь полюбившегося ему лица. Внезапно он грустно улыбается: – Наверное, я просто был рождён в неподходящую эпоху, как считаете?
– Даже не думай, Идзуми-но-ками, – от своего бессилия ты почему-то сердишься, – ты создан защищать историю!
Идзуми-но-ками внезапно нажимает на спуск и поспешно отскакивает от тебя, принимая боевую стойку и бросая тебе через плечо:
– Мне не нужна история, в которой нет места вам.
Откуда-то из-под земли вырывается яркое свечение; до самого неба ударяют золотые лучи, заливая пространство своим мягким сиянием.
– Не надо! – Ты рвёшься вперёд в надежде достать до светло-голубого хаори Идзуми-но-ками.
Рука хватает лишь пустоту.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1123-046.html
пятница, 12 октября 2018 г.
Тест: Школьные шалости [сборник... ТвОЯ бЕсТиЯ 15:01:23
­Тест: Школьные шалости [сборник]
Фурута Нимура


- (Твоё имя), вытри, пожалуйста, доску перед уходом, - бросила тебе напоследок учительница, собрав в охапку журнал и тетради с домашними заданиями. - И не забудь потом закрыть кабинет.

Расплывшись в слабой, наполненной гордостью за себя, улыбке, с которой ты проводила молодую женщину, чьим доверием ты заручилась, как самая образцовая ученица, ты неторопливо встала с гладкой парты. В пустующем классе, с которого со звонкам высыпались, как бисер, нанизанный на тонкую нить, остались только вы с Нимурой. Юноша несколько подозрительно медлил с уходом: изображал из себя типичного зубрилу, который со всей скрупулёзностью складывает учебники к учебникам, а тетради аккуратно раскладывает по отсекам портфеля, чтобы они не помялись, и со всей своей черепашьей неторопливостью и невинной улыбкой походил на праведного монаха, который терпеливо ожидал божественного просвящения на алтаре. Изредка, когда ты с мнительностью засматривалась на него, он беззастенчиво отвечал тебе прямым взглядом и слащавой улыбкой, от которой хотелось залиться краской: не то от возмущения, не то от неловкости. Ты стушевалась, опустив брови в напускной сердитости, и, молниеносно развернувшись на пятках, с расправленными плечами направилась к доске, намереваясь взять с подставки для мела тряпицу.

- Она сухая, - сложив руки на парте, как примерный студент, запоздало оповестил тебя Фурута со сладкой улыбкой до ушей, когда ты уже с разочарованием и недоумением отстранила руку от вещи - она ведь была недавно мокрой, ты точно помнила. Направила короткий взгляд на парня; похоже, здесь не обошлось без его вмешательства. - Стоит смочить её. Ты же не хочешь оставить разводы на доске и расстроить учительницу, (Твоё имя)-чан? - поинтересовался он, дразня тебя и пошатывая твоё равновесие, которое как раз становилось хрупким с его присутствием.

На минуту ваши взгляды перекрестились: его - смеющийся, хитрый, как у опытного лиса, искушённого в садизме, и твой - гневный, с сузившимися веками, оглядывающий его с ног до головы, как сканер, в поисках опасности внутри него. Он оставался чересчур спокойным, стойко вынося твой буравящий взор, и его бесспристрастие отразилось на твоих губах кривым оскалом. Гадёныш умел строить из себя ангела, ни разу не вступившего по своей осмотрительности на раскалённую тропу греха, поэтому оставалось только поверить ему - доказательств-то не было.

- Спасибо за подсказку, "Сэр Очевидность", - иронично кинула ты, придав своему выражению надменно-презритель­ных черт, и, не глядя на него, выдвинулась из класса в уборную комнату, чтобы увлажнить тряпку. Всё это время ты чувствовала на своей спине внимательный взгляд Нимуры, который прожёг в тебе дырку.

Промыв под краном с холодной водой ткань, впитавшую в себя всю влагу, ты неспешно возвращалась в класс, надеясь уже не увидеть там надоедливого одноклассника. Так оно и было - класс пустовал, но на доске белым по тёмно-зелёному появилась нецензурная брань в адрес вашей учительницы. "И к чему он это вообще сделал?" - раздражённо хмыкнула ты, надвигаясь к ней с намерением очистить. Но, как только ты взметнула руку, за спиной послышался осуждающий цокот и недовольный стук каблуков. Ты остолбенела, в горле пересохла, а зрачки расширились под адреналином. Медленно-медленно, страшась встретиться с глазами учительницы, ты повернула голову и морально упала в вязкую грязь. Фурута, строящий из себя святого, сложил в руки в замок и качал головой со снисходительной ухмылкой, а женщина рядом с ним испепеляла твою персону гневным взором.

- И как ты это объяснишь, (Твоё имя)? - спросила предельно холодным тоном она, от которого у тебя всё внутри застыло и покрылось морозной коркой.

- Я... мне... - потеряв дар речи, ты какое-то время беспомощно хватала ртом воздух, пугливо трепеща от мерного постукивания туфлей, которое уже раздавалось у тебя покарёженным эхом в голове, останавливая раз за разом сердце. - Это не я... - жалобно пропищала твоя персона; и звучало это так жалко, так тихо, так сломленно неуверенно, что просто не оставалось сомнений, что это было твоих рук дело, и сейчас, придавленная буквально к стенке осознанием своей вины, ты тушевалась и ждала жестокого приговора.

- Ты разочаровала меня, (Твоё имя), - обрушился на тебя леденящий душу и кровь строгий голос женщины. - Неплохо было бы отвести тебя к директору, но так как ты являешься способной ученицей, подающей большие надежды, отделаешься моим личным наказанием. Вычистишь этот класс до блеска под чутким присмотром Нимуры. Если ты попытаешься избежать обязанностей, он доложит мне об этом и тогда разговор будет другим. Поняла?

Чётко слыша его внутреннее глумливое хихиканье над тобой, ты просверлила брюнета ненавистным взглядом, на что он лишь продолжил миролюбиво улыбаться. Сломанная, как кукла, оглушённая и обезличенная - такой ты себя чувствовала под властью Нимуры.

- Поняла... - вымученно выдавила ты на одном дыхании, словно спустив предсмертный вздох перед главной частью казни - отрубанием головы.

- Нимура, рассчитываю на тебя, - перед уходом добавила учительница, задержав на тебя пристальный взгляд, словно силой мысли пытаясь приказать тебе начать уборку; с усталым вздохом, чтобы убедить её в своём послушании, ты начала покорно протирать белый подоконник, который под налётом пыли казался местами грязно-серым.

- Я не подведу Вас, Мико-сенсей! - с радостной улыбкой торжественно поклялся Фурута, шутливо отдав честь женщине, на что та кивнула и удалилась из класса, оставив вас наедине.

Напряжение, как температура в знойное лето, нарастала с каждой секундой. Ты тёрла подоконник хаотично, нервно и яростно, чуть ли не проделывая дыры в массивном дереве. Даже больше не слыша знакомого цокота каблуков, тебе не стало легче и ты не желала оборачиваться назад на Нимуру, который уже успел очутиться за твоей спиной, точно призрак. Мерзкая улыбка не спешила сойти с его утончённого лица местного школьного идола.

- Чем же тебе так не угодила наша милая учительница, (Твоё имя)-чан? - начал игриво он, разыгрывая дурацкий спектакль. - Мне казалось, ты слепо влюблена в неё, но первое впечатление бывает обманчиво.

- Ну хватит! - наплевав на всё и поддавшись эмоциям, прошипела ты, небрежно бросив тряпку на подоконник. - Кончай играть в свой погорелый театр! Может, ты и обманул своей невинностью всю школу, но только не меня. Я знаю, какой ты отвратительный тип, поэтому со мной этот трюк не прокатит. Можешь прямо сейчас снять свою клоунскую маску и показать своё истинное лицо. Мне будет интересно послушать, почему ты подставил меня.

Фурута не торопился обнажать перед тобой душу, поэтому продолжал исполнять свою роль.

- Ну, кто-то ведь должен был убрать наш грязный кабинет, - он медленно приблизился к тебе с боковой стороны и заглянул тебе за плечо, разворот которого частично закрывал обзор на центр подоконника. Он добавил с ехидной улыбкой человека, которй радовался поражению своего оппонента: - Ты, кстати, пропустила пятно.

- Я тебя сейчас превращу в пятно! - рявкнула ты, изрядно устав от его лицемерия, и демонстративно сжала кулаки, намекая о своей готовности атаковать.

- Божечки! - Фурута отскочил в сторону, изобразив на лице гримасу ужаса, и приложил ладонь к открытому рту, как девица, напуганная крохотной мышкой. - Не пугай меня так, (Твоё имя)-чан! Я и не знал, что ты можешь быть такой грозной!

Ты удручённо закатила глаза, на миг успокоившись; его идиотское поведение раздражало и одновременно предательски веселило, вопреки бушевавшей злости. Но виду изменений в себе ты не подавала.

- Заканчивай, - прохладно отчеканила ты, от безысходности вернувшись к протиранию мебели. - Я уже давно не верю в твои игры. Дурачь кого-нибудь другого.

Брюнет по-лисьи сощурил глаза, словно анализируя твоё поведение, - стоит ли ему раскрывать прямо сейчас все карты или ещё следует оттянуть момент неизбежности, - а затем и вовсе сменился в лице, принимая окончательное решение: взгляд приобрёл толику лукавства, губы растянулись в какой-то самодовольно-пошлой­ улыбке, зрачки вызывающе поблёскивали азартом, а поза, в которой он стоял, стала более расслабленной, раскрепощённой, как у местных популярных баскетболистов, уверенно пользующихся своей привлекательностью.­ Пай-мальчик, у коротого только что обсохло молоко на губах, превратился в нахального плейбоя, знающего толк в откровенных равзлечениях.

- Но, согласись, из меня вышел прекрасный актёр, раз никто не засомневался в ангеле в моём лице. Даже твоя любимая учительница повелась на мою уловку, как последняя младшеклассница, - приторно проговорил он, растягивая слова, как песню.

- Жаль, что она не слышит сейчас твоих слов, иначе бы ты уже давно полетел к директору и тогда бы мои глаза отдохнули от {censored} вроде тебя, - тяжело вздохнула ты, надавив тряпицей на твёрдую поверхность подоконника под накалом раздавленных нерв. - На её месте я бы ещё избила тебя прутьями, как в старые добрые времена.

- О, даже так? - сыто ухмыльнулся он. - Мне нравятся дерзкие девушки, но доминировать я люблю больше.

- Мне плевать, - безэмоционально отмахиваешь ты, при этом чувствуя, как кровь в жилах предательски закипает от его слов; да ещё и этот чёртов томный тон, с которым только об интимностях и говори, доводя до предела. Он явно издевается! Но и ты так просто не сдашься.

На твои слова Фурута нахально рассмеялся, демонстрируя нелепость твоих слов и неверие твоей фразе.

- Я бы посмотрел, с каким безразличием ты стонала бы подо мной.

- Что? - ты обернулась, встретившись с самоуверенным взглядом брюнета, который уселся на стул напротив тебя. Он широко расставил ноги и, оценивающе разглядывая твой силуэт с заднего ракурса, опустил ладонь ниже живота, устроив её на ширинке штанов. Ты нервозно сглотнула, чувствуя страшный жар внутри себя, и поспешила отвернуться. - Значит, под маской хорошего мальчика скрывается извращенец, любящий садомазо? - отшутилась ты, чтобы хоть как-то подавить прилив необъяснимого волнения.

- Не сказал бы, что люблю его, но такую строптивицу, как ты, могу укротить и причинить тебе приятную боль, - сладко пролепетал молодой человек. - И чего же я сразу извращенец? Просто положил на тебя глаз.

- Он был всё это время на мне? - иронично протянула ты, попутно пытаясь унять бешеное сердцебиение от его пикантных предложений, и с демонстративной пренебрежительность­ю отряхнула школьную форму. - Мне чужой глаз, особенно твой, не нужен. Надо будет сдать одежду в химчистку. На две недели.

- Чтоб ты знала, я мою их каждый день, так что тебе не о чём беспокоиться, - отшутился и он тоже, не теряя оптимистичный настрой.

- Ты же за Камиширо бегал, на неё и клади свои органы, - перевела ты тему, вдруг вспомнив о своей неосознанной ревности, которую ты не смогла унять.

- Ну, вкусы меняются, как видишь, - уклончиво ответил парень, чуть пожимая плечами. - Всё равно Ризе, кажется, не против отдаться старику Вашу, который не сводит с неё похотливого взгляда. Я уже ничего не могу поделать с её предпочтениями.

Заметив, что брюнет заметно помрачнел, ты ощутила, как в груди шевелится что-то неприятное и ядовитое. Тебе захотелось поскорее закрыть тему с Ризе, которая смогла так быстро поменять его настроение. Уж лучше видеть его чёртову ухмылку, чем наблюдать за печалью, зная, что виновницей тому ненавистная тебе одноклассница.

- Займись-ка лучше полезным делом и принеси мне ведро с водой, раз уж ты не хочешь уходить. И тогда, быть может, я буду ненавидеть тебя меньше, - предложила ты, мечтая хоть на секунду избавиться от его присутствия; с ним кабинет казался слишком тесным, а стены неумолимо сжимались.

- Конечно, буду не против посмотреть, как ты наклоняешься, - озорливо заключил он, прежде чем скрыться за дверью.

- Клоун... - бросила ты уже в след ничего неслышащему Нимуре, фыркнув про себя и уперев ладони в края подоконника.

Ты устало опустила макушку, силясь вновь овладеть контролем над собой и своими реакциями на одноклассника. Волнение продолжало кружиться внутри и скручиваться тугой спиралью. Тебе было слишком душно, хотя окно было распахнуто настежь, пропуская приятно обволакивающий и струящийся по коже ветерок. И почему ты испытываешь рядом с ним столь противоречивые чувства, которые сводят с ума? Кабинет, в котором вы ныне находились вместе, представился клеткой с голодным львом в лице Нимуры, который мог в любой момент клацнуть челюстями возле твоего подбородка. Ты наивно надеялась, что он пропадёт где-нибудь по пути, но парень как назло вернулся всё с той же миловидной улыбкой уже с полным ведром, не дав тебе даже времени на более глубокие размышления. С туманом в голове ты отпрянула от подоконника и протянула вперёд руку, чтобы взять за ободок переданный предмет, который Фурута возвысил на уровне твоего лица, как брюнет с наигранным оханьем окатил тебя ледяной водой, которая прошибла тебя до позвоночника. Ты заскулила псом, которому наступили на хвост, и отпрыгнула назад, обвив руками плечо и талию - влажная, прилипающая рубашка заставляло пульсировать всё тело.

- Упс, какой я неловкий! - в этот раз Фурута переигрывал с сожалением. - Руки внезапно затряслись. Наверное, от твоей красоты, (Твоё имя)-чан.

- Заткнись, у-у-ублю-юдок! - дрожащим голосом крикнула ты, отбивая незамысловатую симфонию стучащими зубами. - Какого х-хрена?!

- Ты такая мокрая, что тебя можно хоть выжимать, - залилися двусмысленным хохотом он. - Придётся тебе снять рубашку и юбку, ведь мокрая одежда будет утежелять движения, - игнорируя твои вопли, пожал плечами с раздосованным видом Нимура.

- Только в твоих мечтах!

- О, так ты хочешь, чтобы я сам тебя согрел? - оживился Фурута, позже немного сбавив свой пыл и изобразив неизбежное смирение. - Что ж, видимо, у меня нет другого выбора.

- Стой там, где стоишь! - запаникованно закричала ты, словно на тебя надвигался маньяк, размахивая руками. - Не вздумай подходить ко мне! У нас ничего с тобой не будет!

- Неужели? - неожиданно шепчет он тебе уже на ухо, стремительно преодолев между вами расстояние и властно захватив в плен своих цепких и сильных, как у ящерки, пальцев твоё запястье. - Что-то мне подсказывает, что всё будет наоборот.

Ты попыталась сделать в сторону шаг, но Нимура будто клешнями жёстко притянул тебя вплотную к себе. В следующий миг ты почувствовала, как тебя настигает поцелуй - больно, грубо, чересчур вожделенно. И хоть ты начала сопротивляться, но Фуруте запросто удалось раздвинуть твои плотно сжатые губы, когда его ладонь опустилась на правую ягодицу и с силой сжала её, вынудив тебя пискнуть. Ты чувствовала горячее прикосновение его настойчивого языка, который вплетал твой прячущийся в жаркий танец. Тело пробила холодная дрожь, в мгновение ока обращающаяся волной жара. Ты протестующе застонала, пытаясь вырваться, но брюнет усилил болезненный натиск на ягодицу. Он, надавив пальцами на кожу, стиснул её и потрепал по округлому бедру, затем по-хозяйски скользнул пальцами под кружево нижнего белья, знаменуя о том, что тебе лучше остановить свою импульсивность, иначе он перейдёт раньше времени к решительным действиям. Преждевременное проникновение в запретную зону застало тебя врасплох; ты вся скукожилась, поморщилась, когда указательный и средний пальцы дотронулись до малых половых губ, начали производить мучительно-приятное­ трение, добираясь до крайней плоти, зажав её между собой. Упираешься ладонями в его грудь, когда он провокационно начинает спускаться ниже и гладить большие половые губы, то приближаясь к влагалищу, касаясь его только кончиком ноготка,то издевательски отстраняясь, и начинаешь бить его, захлёбываясь криком сквозь поцелуй.

Нимура послушно вытаскивает чуть увлажнённые пальцы с интимной места, но взамен грубо опрокидывает тебя на ближнюю парту, занимая позицию между твоими ногами, которые он с силой раздвинул, и упирается затвердевшим органом в твою промежность. Запрокидываешь голову то ли от накатившего возбуждения, то ли от отчаяния, когда не можешь найти выход из тупика. Он наваливается на тебя всем весом, хватая за бёдра, и прислоняется губами к груди; даже чёртова рубашка и лифчик под ней не спасают от хорошо физически ощутимого укуса прямо в твёрдую горошинку - он с лёгкостью преодолевает препятствие, находя сквозь одежду заветное место, и тянет его вместе с тканью, которая не спасла от чужого вторжения. По наитию дёргаешься червём на прогретой сковородке и, приподнимаясь на локтях, снова предпринимаешь попытку ударить его по переносице, но Фурута успевает ловко перехватить твои руки. Он соединяет их, держа ладонью одной руки, а другой дотягивается до влажной тряпки и, быстро запрокинув твои руки за голову, перевязывает запястья тканью, как верёвкой. И этот чёрт продолжает при этом нахально смотреть в твои глаза, горящие яростью.

- Тебе это так просто не сойдёт с рук! Сюда кто-нибудь придёт и тебя к чёрту выгонят из школы! - отчаянно вопила ты, брыкаясь, как дикий конь, отказывающийся подчиняться какому-то человеку.

- Школа полностью пуста, охраник придёт только через три часа. Как думаешь, хватит ли тебя на такое время или ты начнёшь молить о пощаде уже на первой секунде? - он наклонился к твоему лицу, опалив твоё ухо горячим дыханием, и чуть прихватил зубами мочку.

- Сволочь! - ты замотала головой, словно отгоняя от себя прилипшего комара. Фуруте пришлось отпрянуть, чтобы твои разметающиеся волосы перестали щекотать ему кожу и бить по глазам. - Я убью тебя, если ты что-то сделаешь с моим телом!

- Всего лишь немного изнасилую. Ты ведь не против? - кокетливо шепчет он.

- {censored}! Скотина! Мхх...!

В очередной раз мастерски орудующие губы Фуруты нашли твои, разливая, вопреки ненависти и чувству поражения, томительное тепло внизу живота. Ты больше не хотела думать, за тебя делали это естественные инстинкты, которые умело подчинил себе брюнет. Ты чувствовала, что беспомощно тонешь в своём порочном, тайном желании, которое было раньше заперто в изоляции, и ничего не можешь поделать с умолкшим голасом разума. Ты не могла поверить, что способна на такое бесстыдное поведение с тем, к кому ты всегда проявляла напускное равнодушие. Собственное бессилие поражало. Страст жгла вены. Ты будто приросла спиной к парте, став с ней единым целым, чувствовала, как сердце грохочет в висках и ничего не могла противопоставить своему плачевному положению податливой куклы. Ты перестала так напористо рыпаться, когда его ладони легли на твою грудь. Одного негрубого сжимания было достаточно, чтобы ты успокоилась и начала думать о бесполезности одежды. Словно читая твои мысли, Фурута одним резким движением распахнул твою рубашку; несколько сорванных пуговиц отлетело в сторону, но тебя меньше всего волновали их жалобные кружения на полу. Рефлекторное смущение породило желание прикрыться, но, пошевелив скованными ладонями, ты с обречённостью поняла, что тебе не удастся совершить замысел. Пришлось боязливо зажмурить глаза, когда парень, разъединив лямки с чашечками, опустил лифчик на твой живот, а сам приник к груди, по очереди проводя по вершинкам языком и захватывая их ртом.

Всё внутри сжималось от ожидания. Хотелось вертеться, браниться и кричать от разумного негодования и внутреннего наслаждения. Он спустил влажную дорожку до живота, чертя незамысловатый круг на коже, и обводил языком изгибы талии, намеренно застывая у лобка. Чёрт бы его побрал! Ты начала нетерпеливо ёрзать на парте, в глубине души мечтая, чтобы он вторгся в твоё естество. Плевать на моральные принципы и на то, что он тот ещё {censored}, ведь ты безумно хотела его. Хотела с девятого класса, когда только начала видеть в нём парня, запоздало заметив, что он бегает хвостиком за Ризе. Сейчас, когда он находится в твоём распоряжении, ты ни за что не отдашь его своей сопернице. Когда он снова проникает под трусики, уже не сопротивляешься, но машинально слегка сдвигаешь ноги, несильно сжимая его бёдра. Нимура дразнит, теребя головку клитора одним пальцем, заставляя тебя чуть ли не давиться криком. Довольно улыбается своему эффекту и, резко приближаясь к твоим устам, вводит два пальца в горячую влагу. Выгибаешься, встречаясь с его губами, и нервно прикусываешь ему нижнюю, заливаясь стоном, когда он проталкивает их глубже, раздвигая тесные стенки, и натыкается на преграду.

- Как это волнительно - я буду у тебя первым, - приглушённо смеётся он, на что ты, горя от стыда, резко поднимаешься и несильно смыкаешь губы на его щеке, оттягивая её.

- Замолчи! И сделай это уже...

Окончательно сдаёшься Фуруте, позволяя ему полностью завладеть твоим контролем. Плевать на хорошую учёбу, если дело касается возлюбленного. Оценки ты всегда успеешь подтянуть, как и доверие учительницы, а получить удовольствие в экстримальных условиях будет уже проблемно. Впрочем, Нимура ведь изобретательный парень, а у вас ещё весь день впереди.


­­


Кишо Арима: Если Нимура доставляет тебе слишком много проблем, я могу поговорить с ним. Не хочу, чтобы ты испытывала трудности из-за моего брата, - говорит предельно спокойным голосом Кишо, смеряя укоризненным взглядом мелькающего перед глазами брюнета.
Между братьями всегда царили напряжённые отношения, а сейчас они только усилились: скрещенные тяжёлые взгляды, плавно метающиеся на тебя, словно они мысленно делили твою персону, подколы Фуруты о том, что ты не принадлежишь Ариме, и напускная сдержанность последнего. По взгляду Бога смерти нельзя с точностью сказать, что он вообще умеет что-то чувствовать, но к тебе он испытывает самые тёплые ощущения. Некогда помогал тебе с учёбой, был кем-то вроде репетитора, и отношения между вами были, как у влюблённой в учителя школьницы и преподавателя, который не поддавался чувствам по табу. Что ж, чувств ты к нему не испытывала, но всегда между перерывами шутила и незаметно сближалась с ним, оставляя на его губах снисходительную улыбку. Привязанность с отдалением перешла в симпатию, с которой теперь Кишо провожает тебя долгим и томным взглядом, стоит тебе удалиться с Фурутой. Не показывает своих эмоций и не лезет в ваши отношения, терпя победные ухмылки Нимуры, но если ты когда-нибудь решишь обратить на него внимание, готов ответить тебе взаимностью - ты глубоко запала в его душу.

Это Йошимура: твоя лучшая подруга, провожающая влюблённым взглядом Кишо, и изредка выспрашивающая тебя о его предпочтения в шутливой форме. Именно Это подтолкнула тебя к осознанию чувств к Нимуре посредством психологии: садистски давила на тебя, задавала провокационные вопросы с подвохом и в шуточной манере обнимала тебя за плечи, шепча непристойности голосом брюнета. Искренне получала удовольствие от твоего пылающего лица. Пусть между вами и есть сложности в отношениях ввиду её страсти к издёвкам о тонкости чувств людей, но вы доверяете друг другу и обе являетесь поклонницами книг и учёбы. Со временем начнёт ревновать твою персону к Фуруте и начнёт шутливо, - а возможно, даже серьёзно, - угрожать ему, чтобы тот хоть изредка отдавал тебя в её руки. Также пообещала ему в приторной форме, что обязательно выпотрошит его, если он причинит тебе боль. От тебя скрывает их тяжёлые отношения, поэтому всегда в твоей компании обменивается с ним дежурными улыбками.

Ута: знакомство с лучшим другом твоего возлюбленного было неизбежно, поэтому уже через некоторое время ты стала свидетельницей его эксцентричных манер и любви к запугиванию. Зачастую можно увидеть, как ты хватаешься за сердце, когда он резко высунет голову из-под вашей парты, а Нимура со смешком удерживает тебя от обморока за талию. Близкие отношения вы так и не смогли выстроить, потому что ты чувствуешь напряжение с этим странным парнем не от мира сего, а он попросту не испытывает к тебе особого интереса. Единственное, что ему нравится, так это смущать тебя своими откровенными воросами по типу: "А вы предохраняетесь с Фурутой-куном?", "Сколько раз у вас за день может произойти секс и сколько это длится?", "А ты не беременна случаем, а то Фурута-кун что-то говорил о ваших долматинцах?".

Итори: вот уж кто проявляет к тебе из компании Нимуры ненормальный интерес с привкусом одержимости, так это рыжеволосая дива, у которой тут же любопытно загораются глаза при виде вашей пары. Мечтает узнать, что же Фуруте понравилось в тебе, что заставило его забыть о Ризе, поэтому забрасывает тебя многочисленными вопросами. Тебя крайне смущает её зависимость тобой, поэтому всегда краснеешь в её компании, на что она называет тебя "очень милой, чистой и невинной", заявляя, что Фурута достал себе настоящее сокровище и должен его беречь. Особенно в неловкость тебя приводит её любовь к тактильному контакту, с которым она вечно обнимает тебя или прижимает к своей полной груди. Часто делает тебе комплименты без причины, пытаясь завоевать таким образом твоё расположение. Отчаянно набивается к тебе в лучшие подруги, но не без выгоды для себя: её очень интригует то, как ты противостоишь Ризе, и она мечтает стать первым зрителем на арене вашего поединка - конечно же, она просто будет делать ставки, а не помогать твоей персоне. Йошимура же всегда прерывает ваш милый диалог, уводя тебя подальше от сплетницы и интриганки, на что Итори разочарованно вздыхает. Впрочем, ты ведь тоже по-своему используешь её: она с радостью предоставляет тебе информацию о поклонницах Нимуры, надеясь при этом посмотреть на твоё ревнивое лицо - уж больно её забавляет эмоциональный экспонат вроде тебя. Воспринимает тебя, скорее, как подопытную зверюшку, за которой интересно понаблюдать и иногда поболтать по душам в нетрезвом состоянии.

Ризе Камиширо: у вас крайне напряжённые отношения ввиду того, что ты прожигаешь её ненавистным взглядом, а она считает тебя просто занудой, помешанной на учёбе, которой бы стоило раскрепоститься. Через некоторое время на подсознательном уровне начала чувствовать твоё раздражение тем, что она общается с Фурутой, и стала этим активно пользоваться, чтобы поглядеть на твою реакцию. Садизм ей тоже не чужд, поэтому, глумливо хихикая, часто издевается над тобой и бросает колкие словечки в адрес твоей светлости. Ей почему-то доставляет сущее удовольствие видеть поражение на твоём лице, кровожадность Камиширо просто ликует. Пару раз её шуточки чуть не обернулись серьёзной дракой, но Это за тебя горой, поэтому принимает все нападки Ризе на себя. Можно сказать, ты стала главной причиной их вражды, потому что Йошимура не позволит кому-то набрасываться на своих близких людей. Ризе же просто тошнит от вашей связи, потому как ей не понять, что такое сентиментальность дружбы - она одиночка по жизни.



http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e429 - оставить своё мнение о тесте вы можете здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-268.html


Шабаш тестов и прочей лобуды > Записи друзей

читай на форуме:
Ты из подмосковья...?
пройди тесты:
Кровавый (пока еще нет) фанфик от...
ты любишь чародеек?
читай в дневниках:
Тест: Какой ты жанр в музыке http:/...
Тест: С кем из Death Note ты будешь...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх